Что такое детский лепет? Детский лепет


Детский лепет

 

Рассказывает сказку про бабку-ёжку.- Жила-была бабка-ёжка и дружила она с роботом. И был у нее муж дед-ёжка.

Настя, 4 года 7 месяцев

 

Даша рассказывает сказку про Красную Шапочку, доходит до места, где Волк угрожает съесть её. "А Красная Шапочка просит Волка: "Не ешь меня, там сзади ещё одна девочка румяная идет."

 

Раннее утро, часов 6, за столом сидит доча пьет чай с печеньем и смотрит телевизор. Из спальни выходит дед и спрашивает:- Кто это так рано встал? И что это ты делаешь?На что дочь, не задумываясь, отвечает:- Что-что, пряники жуём!!!

Варя, 2 года 11 месяцев

 

Дочке Маше три года. Совсем не хочет спать, время 23 часа. Папа приходит и начинает читать сказку. Проходит полчаса - в комнате тихо. Открываю дверь.- Спит доча?- Ага,- отвечает дочь.

- Он уснул.

Маша, 3 года

 

Дочке годик. Ложимся спать. Пьет из бутылочки молоко. За окном залаяла собака. Она тут же вынула бутылочку, помахав указателным пальцем, громко заявила- НИНАНА!

 

У Ксюши есть пластилиновые ворона и лиса. Мама рассказывает басню "Ворона и лисица", доходит до места, где выпал сыр. Ксюша останавливает маму и говорит вороне: "Ешь! Ешь!"

Ксения, 2 года

 

Дочке прочитали сказку "Волк и семеро козлят". Очень долго молчала, думала. Потом говорит: "А ведь волк не мать - коза мать!!"

Алина, 3 года 5 месяцев

 

Укладываемся спать: папа, мама и Богдана, выключили свет, телевизор, тишина. Богдана рано не любитель укладываться и ищет способ продлить время лишь бы не спать. Ложится ближе к маме и шепчет:- Мама, пить хочу...Мама сама почти засыпает, говорит:- Скажи папе...Богдана передвигается ближе к папе и тоже просит:- Папа, пить воды хочу...У папы тоже уже нет желания вставать и он переводит на маму:- Скажи маме...Тогда Богдана долго не думает и находит свой выход. Передвигаясь снова к маме требует:- Мама!!!! Скажи папе - Сергей (папу так зовут), иди принеси ребенку попить!!!!

Богдана, 3 года 5 месяцев

 

Сын подходит и говорит: - Мамочка, а я с папой договорился!- О чём?- А он мне сказал: "После обеда иди спать!". А я ему сказал: "Посмотрим..."

Данил, 5 лет

 

Бабушка спрашивает проснувшуюся Машеньку: - Ты когда спишь, что-нибудь видишь? Маша думала-думала: - Потолок!

Маша, 2 года 5 месяцев

 

Едем ночью на машине с моря. Перебив сон на таможне дети полуспят, полуразговаривают. Дома нас ждет дедушка. Уже подъезжая к дому бабушка решает позвонить деду, чтобы его разбудить. Дед не берет трубку - крепко спит. Глубокая ночь. Бабушка в сердцах:- Господи, да что ж он там делает?!!!Дочька Соня сквозь сон:- Наверное в огороде, картошку копает!

 

Моя дочь месяца два назад начала засыпать под сказку "Курочка ряба". Но не так давно, она начала ее рассказывать себе сама и засыпать. Вот как это звучит:- Дида, баба, кококо. Дида би-би. Баба би-би. Ия ... бах!!! Дида и-и-и. Баба и-и-и. Кококо.Ни-ни-ни дида. Ни-нини баба.И так она ее рассказывает по кругу раз десять, пока не уснет.

Александра, 1 год 8 месяцев

 

Соня спит. Захожу ночью поправить ей одеяло и слышу как она, не просыпаясь, во сне с негодованием кричит: "НЕ ХОЧУ СПАТЬ!!!!"

Соня, 4 года

 

Я, укладывая спать своего сына говорю ему: " Спокойной ночи, моя рыбка."Он мне в ответ: "Спокойной ночи, моя селедка".

Данил, 3 года

 

Рассказываю сказку о рыбаке и рыбке сыну 2 года.- Приплыла к нему рыбка, спросила: "Чего тебе надобно, старче?"Сын:- Ничего мне не надо, только рыбу!

 

Брат Сергей.Когда ему рассказывали сказку про колобка, он лисице отвечал:- Лиса, лиса, не ешь меня, я тебе яичницу пожарю!

Сергей, 2 года 7 месяцев

 

После прочтения сказки "Красная шапочка":- Богдан, зачем ты рвешь книгу!- Я не рву книгу, я бью волка, чтобы он не кусался!

Богдан, 2 года 5 месяцев

 

Даша рассказывает сказку "Теремок" и герои этой сказки: мыська-ауська, ягуська-какуська, зайтик-побабайтик, иситька-систлитька, вотёк-зубами сёк.

Даша, 3 года

 

Дочурку знакомой никак не могли уложить днем спать. Оставили в комнате закрыли дверь. Она и так маялась и сяк. Потом мама услышала, как она кричит: "Люди, помогите!" Мама зашла в комнату и спрашивает: "Маша, что случилось?", на что доча ответила: "Мама, уйди, я людей зову!"

 

Дочке годик. Ложимся спать. Пьет из бутылочки молоко. За окном залаяла собака. Она тут же вынула бутылочку, помахав указателным пальцем, громко заявила- НИНАНА!

 

 

www.bedtimestory.ru

Лепет ребёнка. Особенности детского лепета и его тренировка.|Ребенок до года

Lepet rebyonkaЛепет ребёнка — стадия доречевого развития. Перед переходом к ней идёт гуление, а после появляются первые слова и даже фразы. Хронологически детский лепет имеет место во второй половине первого года – появляется приблизительно в 6-7 месяцев и сменяется следующей стадией в начале второго года жизни ребёнка.

Лепет ребёнка: особенности стадии доречевого развития

razv_rechi_rebenkaГоворя о детском лепете, мы имеем в виду слогоподобные вокализации. Открытыми слогами ребёнок выражает свои требования и желания, а часто просто «играет». Педиатры отмечают, что лепет ребёнка идёт рука об руку с  предметно-манипулятивной деятельностью малыша. С течением времени слоговые цепочки приобретают всё большее разнообразие: в их составе оказываются не только одинаковые (ба-ба; ма-ма; па-па и т.д), но и разнотипные слоги (та-ту, бу-ба и т.д.)

  • В начале состав лепета ребёнка разнообразен, хотя и достаточно хаотичен: характер звуков и их последовательность определить довольно непросто. Со временем у малыша появляются «любимые» звуки — состав лепета обедняется, но «фразы» приобретают устойчивый характер и даже начинают обозначать что-то конкретное.
  • В возрасте 8,5—9 месяцев лепет ребёнка меняет свой характер, педиатры называют более поздний лепет «модулированным», или «мелодическим». Обратите внимание, что ребёнок уже способен подражать – он старательно повторяет интонацию взрослого человека и воспроизводит последовательность звуков.

Интересный факт

Независимо от языкового окружения ребёнка, в лепетной речи чаще всего встречаются звуки— П, Б, Т, М, Д, Н, К, Г, С и Х.] Чаще всего это открытые слоги, которые легко произносить нараспев.

Как развивать лепет ребёнка?

Чтобы развитие речи ребёнка проходило успешно, родители должны оказывать ему помощь на каждом из этапов её развития. В случае с лепетом ребёнку также требуется помощь.

  • Чтобы малыш слышал звуки, произносимые взрослыми, очень важно создавать правильную атмосферу – в помещении должно быть тихо, ребёнок должен чувствовать себя комфортно и спокойно.
  • Активному развитию детского лепета способствует постепенное обогащение звуковой среды — знакомьте ребёнка с новыми источниками звуков: музыкальными игрушками, аудиозаписями и т.д.
  • Используйте взаимную связь между разными формами активности: поощряйте развитие мелкой моторики, двигательную активность, социализируйте ребёнка, позволяя ему «говорить» со сверстниками.
  • Поддерживайте контакт с ребёнком – «говорите» с ним на его языке, соблюдая зрительный контакт для концентрации внимания и стимуляции подражательного рефлекса малыша.
  • Старайтесь, чтобы ребёнок постоянно слышал речь и понимал её связь с разными предметами – разговаривайте с малышом, побуждая его вступать с вами в интересный диалог.

Особое место в развитии лепета ребёнка отводится тренировкам мышц губ и щёк.

Тренировка мышц губ и щёк

  • Kak razvivat` lepet rebyonkaХорошую основу для развития мышц губ и щёк закладывает грудное вскармливание. Во время сосания младенцы совершают движения, тренирующие силу — в этом у грудных детей явное преимущество перед «искусственниками».
  • Лёгкий массаж губ, заключающийся в круговом поглаживании ротика указательным пальцем, также тренирует нужные мышцы. Педиатры рекомендуют двигать пальцами по часовой стрелке.
  • Игровые методы тренировки включают в себя игру на губной гармошке и выдувание мыльных пузырей. Впрочем, чтобы научить этому ребёнка, родителям придётся потратить немало сил!
  • Гримасничанье куда более легко в исполнении. Дурачьтесь вместе с малышом: имитируйте радость, удивление, страх, выразительно облизывайтесь, высовывайте язык – ребёнку обязательно понравится такая игра!

Многие родители отмечают, что стадия лепета ребёнка одна из самых любимых и весёлых – это удивительные моменты осознанного общения с малышом, закладывающие прочную основу для крепкой психоэмоциональной связи между вами!

www.rebenokdogoda.ru

Детский лепет – что это и когда начинается? Забавные Примеры

Детский лепет – слышим мы часто по сторонам, и порой даже не задумываемся, как много смысла в этих словах. А меж тем, сколько раз этот детский лепет поднимал настроение вам и вашим близким, и вы, быть может, даже не задумывались что это он – детский лепет.

 

Многие родители называют детским лепетом то, что их ребенок начинает «гулить». Но это совершенно не детский лепет! Детский лепет это когда ребенок говорит, и говорит он что-то эдакое, забавное, а может даже правдивое – но никто не хочет этой правды видеть! Ведь недаром еще говорят, что устами младенца глаголет истина. Дети открывают нам глаза на такие, казалось бы, простые вещи, о которых мы даже не догадывались и не знали про их существование!

 

Ребенок подчас скажет: «Мама, я не буду тебя сегодня любит, потому что сегодня я буду любить папу! Иди на кухню!». И хочется смеяться и смеяться проявлению этой детской, такой наивной, но уже хитрости – отправляя маму на кухню, ребенок просто напросто хочет провести больше времени с папой!

 

Порой медики называют детским лепетом некие нарушения в речи. На самом деле, это не совсем правильно, так как нарушения речи это и есть нарушения речи, а детский лепет – совсем по другой части. Детский лепет призван радовать слух, призван он также заставить родителей о чем-то задуматься. Потому как дети порой говорят о таких вещах, что их беспокоят своим – уникальным языком.

 

У нас на сайте представлена уникальная подборка забавных высказываний детей. Эту подборку смело можно назвать – детский лепет. Потому как в ней говорят дети на своем, удивительном языке – забавном и смешном!

 

Когда ваш ребенок начинает говорить что-то интересное, или смешное – обязательно записывайте это! Если не можете записать на бумаге, запишите на компьютер, не можете на компьютер – запишите на бумаге. Потом, спустя много лет, будет очень интересно прочитать детский лепет своего ребенка вновь. А может, даже самому малышу, уже подросшему, придутся по душе его высказывания.

 

Детский лепет можно услышать не только у себя дома, но даже в гостях у друзей. Другое дело, что вы не всегда сможете понять этот детский лепет, и то, что говорит малыш, вам может показаться даже пробелами в воспитании. В то время, как речь его на самом деле весьма наивна и не зла: дети говорят то, что думают, безо всяких злых умыслов. Правда, они часто говорят что-то только потому, что хотят получить нечто. Дети могут прогонять одного родителя из комнаты, потому как другой родитель разрешает им делать то, что не разрешает этот, могут искать поддержки у бабушек и дедушек, если они их балуют. Во всех словах и действиях ребенка есть некая скрытая цель – но на самом деле цель это весьма проста и ясна, если знать, чего именно этими словами добивается малыш.

 

Так что не упускайте детский лепет своих малышей, и записывайте его. К примеру, это можно делать у нас в комментариях, а параллельно читать разные интересные высказывания других детишек. Ведь все дети разные, и каждый может сказать нечто удивительно интересное и смешное!

Добавить комментарий

chmag.ru

Детский лепет

Доброе утро мамочки и будущие мамы, я очень люблю читать рубрики в интернете и газетах «детский лепет», высказывания детей бывают ну

смешные.Решила поделится найденным и с Вами!

Настя 3 года. Её укладывают спать после ванной. Папа укрывает её одеялом. Она: «Не трогайте меня! Я же после ванной а у вас руки грязные!!!»

Идём с дочкой по улице, ей 3 года. На встречу едет ребёнок в коляске. На голове у него зелёная шапочка с ушками. Она как закричит: «Мама, смотри, Шрек!»

Дочка 3 лет спрашивает «Папа, ты большой». «Большой» — отвечаю. Дочь «Кто?»

Дочь 7 лет (пошла первый раз в 1 класс 1 сентяября в школу). Приходит домой, я её спрашиваю :«Ну как, Понравилось???» Она :«ДА!!! Понравилось!!! Только завтра я туда не пойдууу....»

Отчитывает младшего брата за испорченные акварельные краски: Ах ты, бессовестный! А ведь это я захотел, чтобы ты родился! Тебя бы без меня и на свете-то не было!

Высказывания 4-летнего сына моей подруги: -(папа пилил и на одежде остались опилки) «Папа, ну ты весь в занудах!» — (не хочет вылазить из речки) «Мама, я хочу находиться в прохладном освежении!»

Я: Ваня, спать пойдем? Ваня: Конечно пойдём, я ты в бессонницу поиграть хотела?:)

Подарили няне на день рождения красивое постельное бельё. Ваня: Теперь тебе дедушку надо, как ты будешь одна на таком красивом белье спать?

Дочери 7 лет. Перед тем как идти в школу она собирается и смотрит сериал «Прекрасную няню». Такой прикольный, семейный. Под конец серии она говорит: — А почему Шаталин на ней не как не женится? Мой ответ: — ну никак не получается у них. То одна проблема, то другая. — Так они позанимались бы сексом и он на ней сразу же женился.  Я говорю: — А ты думаешь, что после секса все женятся. (не стала изображать из себя шокированную маму). Ответ ребенка добил окончательно: — после хорошего секса — да! Стук тела мамы об пол.:)

Никита полностью сам оделся, я решила его похвалить: «Никита молодец! Ты уже такой большой!» Никита: «Мам, а ты такая огромная!»

Не могу уложить сына спать -Спать не буду! -Мне что, до трех считать? -Нет, не надо. (Ложится на подушку). Свободу, свободу, мне дайте свободу!

Сашик сегодня опять клад в цветочном горшке искал: пороет, пороет, потом вздыхает «опять нет драгоценностей!»

Даю ей в копилку мелочь. Бабушка спрашивает: -Катя, что сказать надо? -Леля, а у тебя еще есть?

Показываю сегодня Саше на улице мальчиков-двойняшек (одеты совершенно одинаково). Один пробегает мимо Саши, следом второй. Саша на него смотрит и говорит: «Опа! Ещё один!»

Дима разговаривает этим летом с бабаушкой: — баба, а ты помнишь сестру Саши? — ну помню, она же взрослая уже? — Да, она на прошлой недел замуж вышла. — Ну так надо её поздравить наверное? — (трагическим голосом) Поздно поздравлять, она БЕРЕМЕННА....

А вот Катин перл недавний. Прихожу домой откуда-то. — Мама, у нас тут скоро будет куча народа. — А что такое, папа гостей позвал? — Да нет я женюсь и у меня дети родятся, Дима жениться у него тоже дети родятся, много очень будет детей. Я робко так интресуюсь: — может вы все-таки отдельно жить будете, когда поженитесь? — ну жить-то может и отдельно, но на праздники всё равно здесь собираться все будем.

У подруги 3х летняя доча. Дает ей мама изюм и говорит: кушай, я в детстве изюм очень любила! Дочка отвечает: я тоже в детстве изюм любила! Мама: А сейчас ты где? Дочка: А сейчас я на кухне!

Эдя слушал гром у окна, потом закрывает окно и говорит «Гром, пока!»

Доча посмотрела на развалившегося в траве голубя и выдает: Мама, смотри, голубь себе яйца отсиживает:)

New generation... Забираю старшего с площадки, с ним тепло, чуть ли не обнимаясь, прощается какая-то незнакомая ранее девица, очаровательная такая восточная брюнетка, как с конфетной коробки. Спрашиваю, что за девочка, как зовут? В ответ слышу: -Не знаю. -Как так не знаешь, ты же весь вечер с ней играл, так и не познакомился? -Почему не познакомился, у нее второй пентиум. Далее следуют подробности...

Были на выходных с дочей на даче. Весь день она бегала к теплице, срывала огурцы и с удовольствием лопала их. Вечером выбежала снова, а теплицу уже закрыли на ночь. На недоуменный вопрос дочери, почему объяснила про холод и прочее. На утро первым делом выбегает во двор и несется к теплице с радостным криком: -Мама, вставай, огурцы открылись, будем брать!

Доча насмотрелась «Тайну третьей планеты» — А планета Блук есть? — В мультике есть — А планета Луна на самом деле есть? — Есть — А мы на планете Земля живем? — Да — А планета Чина есть? Мы почти хором: — Нет, доча, планеты China нет… и не надо!

Катя и Саша поднимаются вгору голышом и почти на четвереньках, т.к. достаточно круто для них. Нам снизу видны две голые попы, сосредоточенно поднимающиеся вверх и сопение. Саша видит дыру под корнем дерева и спрашивает: Саша: — Папа, а как называется эта дыра? Денис: — Это дыра под корнем дерева. Саша: — Дыра под корнем дерева… Катя, а ты её боишься? Катя (сопя): — Нет. Саша: — А почему? Катя: — Я за неё держусь!

Показали ребенку мультик и там была девочка-жадина. Не помнит как назывался. Через некоторе время сын просит: — Мам, поставь мультик. Этот… про ЖАДНИЦУ который.

Тима с папой едут в скоростном поезде. Тима: папа, выбирай, или я сейчас писаю в штаны, или мы идем в туалет.

Дочь попросила: " Мам, улыбнись во весь рот! Не бойся, я не испугаюсь..."

Серьезным тоном: «посмотрим, какая погода на улице? — четыре градусника»

«Могу я воспользоваться этой губкой в целях оттирания ванны???» (6 лет)

Вчера я разговариваю с родителями по телефону, мимо бежит дочь. Я спашиваю: «С бабушкой и дедушкой хочешь поговорить?» Катя: «Да!» Отдаю трубку ребенку, она в неё: «Бабушка, привет. У меня нет слов. Пока.»

Из обращения Люси к младшему брату: «Кому я сейчас по шлёпе напопаю?»

Катя в 2,1 г. Спрашиваю:«Катя хорошая девочка?». Отвечает -«Ляля, обадеть»)))

Поет: «Поедем, кроссовка, кататься ...»

Люся говорит брату: Эдик, поцелуешь меня? Эдик отвечает: Нет! Пошел писать!

Делает мостик под столом (Попой кверху). Старается. -Мама, смотри, мостик! -Молодец. Даша, только не ударься. Будешь вставать, можешь удариться. -Я подумаю.

Нарисовала дом. — А почему у тебя дым из трубы цветной идет? — А… Цветную бумагу жгут…

В хобби-центре: Сидит в коробке для игрушек на колесиках. Важная такая. На голове фата — красная тюль с короной из парчи. А я её катаю, толкаю впереди себя коробку. Одна из мамочек: -посмотрите, Даша – принцесса! В карете едет! Даша, не поднимая глаз, с достоинством: -Я не пинцесса! Вздыхает… — Я просто касавица..

Мама, знаешь кем я хочу стать? Я хочу стать — импеpатpицей! Hу, а если не получится, то тогда хочу выйти замуж за пpинца… Hу, а если и это не получится, то пpосто выйти замуж и детей наpожать, как ты.

Дочке было 5 лет. Едем в полупустой маршрутке. Дочка спрашивает: — Мама, а ты глазки зеленым накрасила? — Да. — А губы красной помадой? — Да. — Ну ты прям как лягушка!

Утром к Кате в комнату заходит заспанный и непричесанный папа: — Доброе утро, Катя! — Пап, а ты уверен?

Играет в карты - раздает: Это мне, а это себе...

Мама, не вежливо говорить с набитым ртом. Ты сложи еду за щеки, потом говори...

Спрашиваю: А кто тут беспорядок весь убирать будет? Эдик окинул взглядом комнату и уверенно отвечает: «Не Эдик!»

Моя Катя в гостях у Саши. Они носятся по комнате, разбросали кучу игрушек. Когда было временное затишье (Катя и Саша пили сок на кухне), Сашина мама Света пыталась прибрать игрушки. Встала на колени, заглядывает под диван, потом слышит за спиной Катино: «Света, а Саша на кухне».

www.baby.ru

Что такое детский лепет?

Это когда тупица начинает учить жизни более умного.

Что бі понять что такое детский лепет-надо что бы у Вас был ребёнок

Типа агу или прру. Постарше интересней и намного смешнее. В 4 года дочь называла наволочку - выволочкой. Спросил почему. Ответ - она же подушку из нее вытрясывает.

Детский лепет Лепетать ребенок начинает около полугода. «Монологи» затихают только тогда, когда утомленный малыш засыпает. Лепет представляет собой многократное повторение слогов (ма, ба, па, да, на) . Часто можно услышать звуки, которых нет в родном языке, а часть вообще невозможно воспроизвести. Ребенок прислушивается к своему лепету и стремится повторить сочетания звуков, произносимых им самим (ма-ма-ма, ба-ба-ба) . Лепетать начинают и глухие дети, но постепенно их лепет затухает и прекращается. Постепенно лепет усложняется. Слоговые цепочки становятся все более разнообразными. Лепет подготавливает собой речь. Не случайно лепет ребенка около года называют «разговорным лепетом» . Кажется, что малыш говорит на своем собственном языке, создавая целые фразы, делая утверждения, задавая вопросы. Есть практически все компоненты звучащей речи: тон, ритм, темп, мелодика, интонация. С развитием словесной речи эти компоненты будут подчиняться слову и фразе. А пока, хотя детское лепетание со стороны звучит невразумительно, родители без труда понимают, что хочет сказать их малыш. Наиболее благоприятный период для развития речи детишек приходится на возраст от 1 года до 5 лет. Процесс объединения слов во фразы развивается очень бурно. Почти каждый день можно услышать от ребенка все новые и новые фразы. Ребенок много раз пытается сказать любое слово. И ваше понимание – лучшая награда для него, стимул к дальнейшей речевой активности. Дети крайне чувствительны к оценке взрослых. Ваш малыш постоянно нуждается во внимании и одобрении. Интересный факт, но все дети, независимо от национальности, лепечут одинаково, и только позднее они начинают говорить на том языке, на котором говорят окружающие их люди.

society.ques.ru

Смешные фразы детей, Детский лепет

20.09.2011 08:49

детский лепетНе так и часто мы пишем о детях. А зря! За детьми надо ходить следом, записывать, а потом зачитывать, желательно вслух!

Утро. Мама красится. Егор (4 года) валяется на диване.Заходит дедушка:- Что-то ты, дочка, выглядишь не очень, приболела?Сын в ответ:- Сейчас докрасится и выздоровеет.

Купили виноград Жене (2,5 года) Угостил папу, маму. Говорим:- А бабушку надо угостить?- Да ладно, она потом супа поест.

Митя (4 года): "Мама, так президент страны - это вроде директора цирка?"

Сашка (5 лет) залезает на велик и щелкает пальчиками по рулю и сидит неподвижно. Мама:

- Саш, чего сидишь?

- Жду, когда прогреется.

В квартире травили тараканов. Маленькая Даша (3,5 года) бежит и истошно кричит:- Мама, мама, там на кухне таракан! - Большой или маленький? - заинтересованно спрашивает мама.-Мама, он юноша!

Сеню (4 года) спрашивают:- Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?- Птичкой!- Но почему, Сеня?- А им можно с земли подбирать и есть!

- Мама, давай купим мне сестренку или братика!- Нет, сынок, они очень дорогие.- Да? Ну тогда лучше сама роди, это бесплатно!

Вася (4 года):- Мам, дай мандарин!- А волшебное слово?Он (смущенно и вопросительно):- Абракадабра?

Рома (5 лет) просит бабушку:- Баб, я хочу большой барабан! Купи, а!- Ромочка, барабан слишком шумный. Он будет мешать твоему папе работать...- Честное слово, не будет! Я подожду, когда папа ляжет спать, и тогда начну стучать!

Дедушка вручил Косте (4 года) подарок и интересуется:-А ты хоть любишь меня, внучок?Внучок увлеченно шуршит обертками и кивает:-Угу.- А как? Сильно-пресильно?

Костя отвлекается от презента и мотает головой:- Нет, так я маму люблю. А тебя по чуть-чуть.

Петя (5 лет) смотрит, как мама моет окно его старым чепчиком:- Мама, я это носил, когда был девочкой?

После ужина мама зовет Катю (4 года):-Давай-ка почистим зубы!- А куда потом мы с мытыми зубами пойдем?

Мама пытается одеть Кирюшу (4 года) на прогулку, но мальчик расшалился и мешает. Не выдержав, мама с раздражением говорит:- А ну-ка убери свои руки!- Куда же я их уберу? Они же в меня вставлены!

Эвелина (2,5 года):- Бабушка, у меня душа болит!- А как она у тебя болит?- Икаю!

Мама:- Тебе сосиску или колбасу дать?- Колбаску. Я перелюбил сосиски на колбаску.А суп я перелюбил на кашу. А кашу уже на конфетки.

Костя (4 года):- Папа, не хочу мыть руки, ну не хочу.- Ребенок, есть такое слово "надо!"Костя (почти без паузы):- Папа, есть такое слово "не надо!"

Андрею 2,5 года. Перед Новым годом мама приготовила целую миску "Оливье" и стоит над ним, загибая пальцы:- Та-а-ак, колбаску я в салат положила, картошку нарезала, горошек...Андрей (тихо-тихо):- А компотик я туда налил...

Анфиса (4 года) мечтает:Жочу быть пчелкой!- А почему?- Чтобы зимой спать, а летом даром есть...

Даня (5 лет) ест котлету.

- Мам, эта котлета из коровы?

-Да, такое мясо называется говядина.

- Ну зачем ты так? Может, она и нежадная была.

 

Сонечка (6 лет) смотрит телевизор. Показывают рекламу одного небезызвестного магазина.

"А вы где одеваетесь?" - строго спрашивают с экрана.

"Где-где... В коридоре!" - скептически вздыхает Сонечка.

 

 

Мама, придя домой с работы, говорит:

- Как я сегодня устала...

СЫН-(ШКОЛЬНИК):

- Тебе еще надо мне помочь с уроками.

- Сделай сам.

Младшая дочка назидательно комментирует:

- А ты думала, дети - это легко?

 

Сын (4 года) просит:- Мама, роди мне сестричку!- У меня нет на это времени, я работаю.- А в субботу родишь?

Алису (3 года) забирают вечером из детского сада.- Мам, подожди. Пойду Косте ручкой помашу... -Только Косте?- Нет! Диме еще помашу, он тоже неплохой.

Маша (3 года 8 месяцев):- Ма-а-ама! Где наш веник? Из комнаты:-У меня. Зачем тебе?

- Я изюм рассыпала!- Не кричи, подожди одну минутку, я его сейчас освобожу.- Ма-а-ама, ну быстрее!- Минуточку!После короткой паузы:- Уже не надо, я все съела.

-Папа, нарисуй мне красавицу!- Ты же сама умеешь.- Нет, не умею. Я как нарисую, так какой-то сторож получается!

art-zakaz.com.ua

Детский лепет | Владимир Бибихин.

Лепетом или лепетной речью называется слоговая непонятная речь детей, взрослых, находящихся в определенных душевных состояниях, и иногда иностранцев; в двух последних случаях чаще говорят о лопотанье. У детей лепетная речь начинается с двух–пяти месяцев жизни, выделяясь из крика, гуления и гукания, которые не имеют ярко выраженного слогового устройства. Нижнюю границу лепета установить намного труднее. Есть основания считать что лепет как примитивная способность сохраняется в течение всей жизни. У детей он идет на убыль с двенадцати месяцев по мере укрепления способности к общепонятной речи, но тем не менее продолжает занимать заметное место в их общей речевой деятельности по крайней мере вплоть до трех лет.

Интуитивно ясно, что в любое определение лепета должны входить семантические критерии. Отграничение лепета от крика, гуления, гукания по физиологическим и фонетическим признакам, например привлекая теорию слогообразующего механизма, менее затруднительно. Согласно этой теории, формирующийся механизм образования слогов связан с прерыванием потока воздуха преградой в горле, полости рта и т.д. Такой механизм должен образовывать слоги в основном типа согласный-гласный. Начало собственно слоговой речи по теории слогообразующего механизма надо приурочивать не к появлению слогов с глубоким р, а к слогам с губными и зубными. Первые согласные ребенка — гортанные р, г. Воспитатели не склонны считать их настоящими согласными. Специалисты в области детской речи также склоняются к мысли что появление этих согласных вызвано лежачим положением ребенка. Интересно, что к четырем — шести месяцам ребенок перестает их произносить, а потом, когда складывается его фонетическая система, оказывается что способность произносить эти звуки вообще им утрачена. Конечно, теория слогообразующего механизма остается лишь гипотезой.

Так или иначе, в первые месяцы жизни в общем потоке крика, рыдания, постанывания, хныкания, причмокивания, радостного визга у человеческого ребенка начинают появляться сочетания звуков с более или менее четко выраженным слоговым устройством. Кроме того что это слоги, то есть сочетания согласный-гласный (чаще всего ба) или другие, новый вид фонационной деятельности характерен тем, что слоги стягиваются в интонационно оформленные группы, отделенные одна от другой паузами, не обязательно по длительности; надо учитывать и паузы, обозначенные окончанием одного и началом другого интонационного рисунка. Вскоре появляется новая черта лепетной речи: слоги ее получают неравные ударения. Есть ли всё это у глухонемых? Согласно большинству наблюдавших его авторов, лепет глухонемых детей тоже артикулирован.

Очень скоро, к трем-пяти месяцам жизни слоговой характер лепета, его интонационные и акцентные характеристики становятся настолько четкими, что он на всех воспитателей и исследователей производит впечатление разговора, беседы, монолога, «особенно когда слушаешь ребенка из другой комнаты». В то же время наряду с лепетом, хотя и в какой-то мере вытесняемые им, продолжают вполне сохраняться неслоговые виды звукопроизнесения, крик, нытье, заливистый экстатический визг, различные неопределенные хмыкания, поскрипывания. Применяя термин из зоологии, всё подобное называют жизненными звуками, выделяемыми организмом при любой жизнедеятельности.

Выделяются ли звуки лепетной речи из общей массы жизненных звуков по другим характеристикам кроме фонетических? Как правило воспитатели и исследователи, иногда неосознанно или случайно, выделяют лепетную речь из всех других проявлений звуковой деятельности. Это почти всегда делается по телеологическим соображениям, в виду ее будущего ожидаемого развития. Лепетная речь в большей степени чем другие виды произносимых ребенком звуков походит на взрослую, потому естественно воспринимается как особое явление. Вместе с тем ясно, что как в плане синхронного изучения, так по-видимому и с точки зрения самого ребенка (поскольку лепет глухих детей не подражателен) соображения телеологического порядка здесь неуместны.

Лепет естественным образом выделяется из общей массы звуковой деятельности как наиболее высоко организованная среди всех ее видов, наблюдаемых на данном этапе. Однако это чисто количественное отличие. Так или иначе анализ, проводимый без привлечения семантики, в принципе не может сказать нам, является ли лепет лишь более сложным и высоко координированным видом жизненных звуков или он представляет собой радикально иное явление.

Существуют две теории, согласно которым между жизненными звуками и лепетом имеется качественное различие. По одной из них особенность и отличие лепетных звуков в том, что они возникают в результате имитации ребенком слышимой им взрослой речи или же что они, возникнув как ступень развития голосового аппарата, приобретают исключительные свойства в результате стимуляции взрослой речью. По другой теории лепетная речь существенным образом отличается от первых непроизвольных звуков ребенка тем, что она уже обладает всеми основными чертами настоящей взрослой речи.

Теория имитационного происхождения лепета во втором ее варианте (лепет возникает вначале как естественная и необходимая ступени звуковой способности, но стимулируется подражанием взрослой речи) получает фактическое подтверждение при изучении глухонемых детей. У них от рождения слогообразующий аппарат появляется и они начинают издавать звуки лепета, но развития, наблюдающегося у нормальных детей, не происходит. В этом свете выглядит очень правдоподобным предположение, поддерживаемое в настоящее время большим числом специалистов, что способность к слоговой, интонированной и акцентированной звуковой деятельности является наследуемой чертой человека и закодирована в информации, которую несут хромосомы. Как и все характеристики живого организма, эта способность нуждается для своей реализации в питательной среде, какою является окружающий говорящий коллектив или по меньшей мере какого-то рода механизм обратной связи через слух. Существует большое число наблюдений, недвусмысленно говорящих, что мощное стимулирующее воздействие на развитие лепетной речи окружение оказывает независимо от того, звучит ли в нем речь взрослых или лепетная речь других детей.

Самые выпуклые особенности стимулированной лепетной речи заключаются в следующем. Во-первых, стимулированный сегмент лепета не является имитацией в привычном смысле слова. Несмотря на то что ребенок проявляет способность к звуковой имитации уже с двух месяцев жизни, стимулированный сегмент речи ни по артикуляционному, акустическому, фонетическому составу, ни по длительности, ни по интонации не является сколько-нибудь тщательной имитацией стимула. У ребенка того возраста, о котором идет речь, имитирующая звуковая деятельность, с одной стороны, и стимулированная, с другой, это две совершенно разные вещи. Во-вторых, стимулированная лепетная речь, несмотря на то что в каждом отдельном случае она даже в самой приблизительной мере не является имитацией стимулирующей речи, с течением времени по всем основным параметрам — по фонетическому составу, по типичным интонациям, по акцентным характеристикам, по темпу и ритмике — так или иначе уподобляется стимулирующей. Частным случаем этого явления можно считать то, что будучи в самом своем начале интернациональным, лепет постепенно приобретает национальные фонетические черты. Мнение преобладающего числа специалистов склоняется к тому, что люди рождаются с приблизительно одинаковыми фонетическими задатками и лишь влияние языкового окружения приводит к тем разительным различиям, которые наблюдаются в звуковом (фонетическом, мелодическом, тембровом и т.д.) арсенале разных языков. В случае чистой имитации такой постепенной корректировки у ребенка не наблюдается; наоборот, удивляющая наблюдателей способность самых маленьких детей к имитации звуков не развивается с возрастом, а может быть даже постепенно гаснет.

Лепет ребенка по своей природе не имитация. Он представляет собой свободную игру только что возникшей у него способности к слоговой речи, которая на выходе дает нечто существенным образом отличное от речи, звучащей вокруг. Характеристики лепета детерминированы в большой мере изнутри. Можно говорить о стратегии, которая руководит процессом уподобления и заключается в умении в каждый данный момент воспроизвести лишь какую-то определенную черту образца и кроме того устанавливать очередность воспроизведения черт образца. Во всяком случае развитие лепетной речи задействует разные психические механизмы. Насколько они сложны, показывает тот общеизвестный факт, что лепетная стимулированная речь не всегда немедленно следует за стимулирующей, она может возникать много времени спустя после стимула. В промежутке ребенок обдумывает свой ответ на вызов окружения. Приходится говорить о самостоятельном стимулированном развитии речи.

Что значит лепет? Все ранние звуки ребенка рассматриваются как отражение того, чем захвачен весь его организм, прежде всего состояний благополучия и неблагополучия. В самом факте отражения сомнений нет. Что касается материала отражения, то здесь возможен целый диапазон мнений, от убеждения, что первый крик новорожденного есть возглас изумления и гнева (Кант), до мнения, что вплоть до третьего года жизни речевые проявления ребенка не отличаются ни в чем существенном от выкриков шимпанзе. Интуитивное ощущение, что детские фонетические упражнения что-то значат, принимает две основные формы. Согласно одному мнению звуковая деятельность очень маленьких детей отражает лишь физиологические процессы, происходящие в организме. Но совершенно очевидно, что она отражает также и специфически человеческие процессы, чувства довольства, восторга, возмущения, осуждения, жалобы. Те, кто придерживается этого второго взгляда, склонны считать, что как раз физиология лишь в малой мере находит себе отражение в ранней речи и что главное место тут занимают оценки ситуации по признаку хорошо-плохо. От малограмотных матерей можно слышать, что крик ребенка ничего не значит в том смысле, что в нем не выражены ни голод, ни боль, а просто ребенок «поёт» точно так же, как мог бы петь печальную или веселую песню взрослый. Сюда же относятся наблюдения, что ребенок начинает плакать когда вокруг ссорятся или что ребенок чувствует присутствие «нечистого мужчины».

Оставив в стороне проблему крика, гукания и гуления, будем говорить только о лепете.

Первая оценка, которая могла бы быть дана лепету, касается степени выраженных в нем удовольствия или неудовольствия. Исходя из субъективных ощущений, которые из-за убедительности их выражения обычно ярки и почти всегда одинаковы у самых разных людей, легко установить градацию степеней удовольствия и неудовольствия.

Не очень трудно согласиться и в отношении основных функциональных типов лепета, например, в очень условной систематизации: 1) лепет во сне, полусне и сразу после сна; 2) рассуждения через некоторое время после пробуждения; 3) разговоры со взрослыми; 4) подражания факту взрослой речи; 5) односложные выкрики повеления и самовыражения; 6) ораторские выступления; 7) жалобы; 8) лепет при удалении взрослого; 9) лепет наслаждения, переходящий в радостные визги. Лепет при удалении взрослого, например, представляет собой обычно ясную, отчетливую и громкую фразу, разнообразную по набору слогов. При простом отдалении взрослого она может звучать мажорно, с такими интонациями, как если бы двое человек перекликались в темноте из разных концов зала. При полном исчезновении взрослого фраза звучит более отрывисто и патетично и за ней часто следует плач.

Во всяком случае при самом поверхностном наблюдении лепета ребенка уже бросается в глаза, что он отражает переживания такой нюансированности, какая успешно выдерживает сравнение с нервно-психической жизнью взрослого. Самые тонкие, едва угадываемые в своих мотивах изменения в психическом состоянии отражаются на объеме лепета, его темпе, ритме, громкости, мелодике, интонации. Самыми длительными и разнообразными лепетными высказываниями являются ораторские монологи, которые могут длиться несколько минут, имеют свой пик увлеченности и постепенно угасают с ослаблением энтузиазма. Они начинаются только в хорошем расположении тела и духа, чаще вечером.

Важно не забывать что все эти голосовые проявления представляют собой врожденные выразительные средства человека. Поскольку между ритмом, мелодикой, интонацией, тембром, наличием обертонов в голосе, с одной стороны, и артикуляцией, с другой, нет никакой ощутимой физиологической границы, совершенно естественно было бы предположить что определенные артикуляции лепета не в меньшей степени чем например интонация способны естественным (врожденным) путем отражать душевные события.

Интересно, что если бы дело обстояло так, то существа разумной природы, пользующиеся звуковой речью, основанной на артикуляционном смыслоразличении, оказались бы в состоянии понимать, т.е. отождествлять с теми или иными психическими состояниями естественную, непроизвольную интонацию, ритмику и т.д., но совершенно не смогли бы понять естественной, непроизвольной артикуляционной модуляции голоса. Иными словами, произошло бы как раз то, что имеет место: взрослые чрезвычайно легко истолковывают мелодику, ритмику, интонацию детской речи, но совершенно не могут понять тех ее семантических черт, которые связаны с артикуляцией. Другими словами, как глухонемые, развившие двухъярусный мимический язык, начинают хуже воспринимать естественную непроизвольную мимику людей, пользующихся звуковой речью, точно так же последние не могут понять естественной (врожденной) артикуляционной семантики. Так почти не несущий на себе смыслоразличительных функций мелодический рисунок европейской речи звучит намеком на какую-то семантическую значимость для китайца.

Способ, каким ребенок пользуется своей лепетной речью, возможно несколько прояснится при сравнении с чертами ранней детской речи во второй половине второго года жизни. Если с точки зрения фонетики полуторагодовалый — двухлетний ребенок, пытающийся воспроизвести звуки взрослой речи и делающий при этом ошибки, понятные при особенностях его артикуляционного аппарата, в общем и целом подобен взрослому, старающемуся правильно произнести слова иностранного языка, то с точки зрения семантики он представляет собой более специфическое духовное явление. Учащийся приписывает иностранной словоформе конкретное значение, обычно вводя это значение в более строгие рамки чем те, какие есть в самом изучаемом языке. Если учащийся допускает неразрешенные языком расширения употребления слова, то только потому что расширение подобного типа имеется в его родном языке и он не подозревает, что в изучаемом языке такое расширение может оказаться под запретом. Скоро в отношении семантических расширений такого типа развивается излишняя осторожность, опять же приводящая к тому, что изучающий начинает избегать совершенно допустимых употреблений слова, если они не даны в учебнике (преподавателем), и именно на том основании, что такое же точно расширение разрешено в его языке. В типичном случае изучающий иностранный язык ограничен при употреблении слов теми значениями, которые встретились в тексте урока, найдены в словаре. Применение слов в неизвестных ранее значениях почти не практикуется.

И вот самая характерная особенность усвоения детьми взрослого языка. У них почти полностью отсутствует характерная для взрослых критическая способность ограничения своего словоупотребления тем, что принято. Полуторагодовалый ребенок называл яблоки япи. Увидев впервые арбуз, он сразу же уверенно назвал его япи, хотя размеры и цвет его не шли ни в какое сравнение с хорошо известными ему яблоками. Ребенка поправили, но он продолжал называть арбуз япи, а правильное название так и не усвоил. В возрасте года и одиннадцати месяцев, впервые увидев грейпфрут, он с той же уверенностью и определенностью назвал его яблочком. Характерна быстрота таких непредвиденных называний. Здесь редки случаи нерешительности, обращения к взрослому за позволением назвать вещь, явление так или иначе. Называние происходит спонтанно и уверенно, с радостью первооткрывателя. Когда у ребенка всё же возникает сомнение в правильности своего словоупотребления, он опять же не склонен обращаться к взрослому за помощью, а просто произносит слово менее громко, в очень сомнительных случаях еле слышно. Неуверенности другого порядка — называется ли эта вещь так или она называется как-то иначе — на первых двух годах жизни, похоже, вообще не знают. Тем более что вещь, не имеющую имени, всегда можно обозначить жестом. С наступлением возраста вопросов ничего в сущности не меняется. Обычно вопросы о названии задаются в спокойном состоянии, когда не пришел острый жизненный интерес к предмету. Когда же в вещи ощущается жгучая потребность, возвращается прежняя уверенность именования или восстанавливается в своих правах жест: «Мама, дай ета, е-та!».

Малыш чувствует себя в полном праве давать новым вещам имена, почти не беря в расчет то обстоятельство, что место возможно занято и данная вещь уже имеет в языке взрослых себе название. Он властный хозяин имен вещей. Полуторагодовалая девочка часто слышала, как взрослые считают ей ступеньки, по которым она сходит с крыльца. Скоро она сама спускаясь с них стала в такт своим шагам говорить ватити (два-четыре), с мерным ударением на первом и последнем слогах. В год и семь месяцев она закрепила это свое слово за металлическими деньгами и копейку со стола просила словами «на ва-тити!». Одинаково назывались и бумажные деньги. В год и девять месяцев, впервые увидев абаку, она назвала ее тем же словом. В год и одиннадцать месяцев она сказала два — титии, указывая на гербовую печать на документе.

Ограничения такому широкому именованию явно существуют, однако они идут опять же больше от самого ребенка. Он вовсе не хочет называть любое множество предметов одним и тем же именем или жестом, чего можно было бы ожидать по принципу минимальной затраты психической энергии в том случае, когда для него вообще не существовало бы запрета на методику именования. Его именования следуют строгой логике познания мира в свете сквозных архетипов (о детской философии мира надо говорить особо). Ребенок, назвавший яблоком арбуз, не назвал так гранат и не применил своего слова «два-четыре» к пальцам, хотя взрослые очень часто перебирали пальцы на его руке, считая их по порядку.

Хотя для малыша неважно, что вещь, которую он сам хочет назвать определенным образом, может уже иметь какое-то иное название, он не имеет ничего против того чтобы употребить и название, данное взрослыми. Замена старого слова новым происходит исподволь и постепенно, причем существует период когда употребляются оба слова вперемежку. Перенимая слова, дети не заимствуют или с очень большим опозданием заимствуют соответствующие нормы словоупотребления: у них есть свои, всегда поражающие оригинальностью. Дети говорят как бы всегда на другом языке, во всяком случае они всегда думают по-своему. Словоупотребление взрослых усваивается детьми не с нуля, а путем постепенной переработки и видоизменения изначально уже имеющейся у них способности именования.

Характер этой способности проявляется рано. Крик ребенка при рождении и в первые месяцы жизни действует на любого взрослого неотразимым образом. Мы не встречали людей, которые могли бы отнестись к нему равнодушно  [ 1 ]  . Даже при большом желании его трудно объяснить как выражение голода или боли. Это мало вяжется с фактом детской анестезии, особенно сильной в начале жизни, когда все жизненные функции как бы окутаны плотным покрывалом, через которое лишь в очень ослабленной форме до нервных центров доходят чисто физические раздражения. Крик часто прекращается моментально при взятии ребенка на руки, а физиологическое состояние не может изменяться с такой быстротой. Детская анестезия касается лишь физических ощущений и едва ли распространяется на высшие душевные способности, возможно даже способствуя их развертыванию. Нет причин считать что ранний крик не выражает весь жизненный опыт растущего человека.

Если в крике дают о себе знать одиночество и страх, то лепетная речь отражает ощущения противоположного рода, в ней отчетливо слышны интонации довольства, бодрости, радости. Их можно назвать смыслом лепета. В крике ощущения выражаются почти неразличенно и его трудно классифицировать иначе как по интенсивности. Лепет, наибольшее развитие которого приходится примерно на седьмой месяц жизни, выражает явно разнообразные и, возможно, четко разграничиваемые чувства. Появляются особые сочетания звуков в тоне энтузиазма или убеждения.

Усилия многих исследователей в течение долгого времени были направлены на то, чтобы выявить элементы лепета, которым можно было бы приписать постоянное значение. Безусловных успехов здесь не достигнуто. Многие авторы убеждены, что такие элементы существуют, надо лишь упорнее искать. Возможно, однако, расшифровать звуки лепета в принципе невозможно, поскольку, как говорилось выше, они не поддаются переводу на взрослый язык нашей культуры.

В этом смысле о многом говорит парадокс первого слова. Например, раннее мама не только в общем потоке лепета, но и при изолированном произнесении, скажем при обучении ребенка этому слову, производит, произнесенное младенцем, странное впечатление ненаправленности, расплывчатости. Ни поворота глаз в сторону матери, ни какого-либо другого жеста опознания на первых стадиях не наблюдается, не говоря уж о том что это слово не служит для обращения или зова. В то же время оно несомненно сопровождается глубоким переживанием. Первое слово не только не выделено с точки зрения конкретности смысла из слов лепета, но и как будто бы осмыслено меньше чем лепет! Среди лепетных фраз можно явно уловить комплексы с тонко разграниченными смыслами, а в поведении ребенка, впервые произносящего слово мама или другое слово взрослого языка, часто наблюдается специфическая несфокусированность. Первое слово долго не имеет статуса слова, не связано с определенным смыслом. В нем продолжается семантическая неопределенность слогов лепета. Но в нем снята убедительная чувственная семантика лепета и тем самым высвобождено пространство для заполнения другим уровнем смысла.

Комплексы переживаний, наполнявших лепет, развертывались на ином уровне чем те понятия и смыслы, какие мы можем предложить детям. Судя по данным самоанализа, они состояли из текучих ощущений передвижения и сталкивания неотождествленных масс и сопровождались быстро меняющимися впечатлениями удовлетворения и неудовлетворения. Орган восприятия этой идиоритмичной смены состояний мира и связанных с ними удовольствия и неудовольствия можно назвать общим чувством. Оно разнообразно связано с качеством и количеством показаний пяти (десяти) органов чувств и обеспечивает теснейшую координацию с миром.

Ребенку предлагают во взрослом языке членение реальности, просят разобрать ее по признакам, которые ему еще мало что говорят. До сих пор он следовал состояниям своего общего чувства и его архетипы расчерчивали для него мир с нашей точки зрения вкривь и вкось. При входе матери в комнату лепетная речь принимала характер радостной уверенности. Но смыслом речи была не мать и не факт ее появления в комнате, а вздымающееся движение общего чувства, отвечающее тому обстоятельству, что события приняли благоприятный оборот. Внутри широкого импульса, идущего от общего чувства, мало заметно место, занятое восприятием изменений, которые произошли в показаниях органов чувств. Ребенок реагирует во всяком случае не на фигуру и не на личность матери, а на изменение всей своей ситуации к лучшему. Лепетная речь констатирует не зрительный образ матери, а оправдание экспектаций, изменение тонуса организма, учащение работы сердца при имитирующем вход матери невольном движении младенческого тела и т.д. В другой раз вид матери не вызовет такой реакции.

Смысл, подлежащий выражению во взрослом слове, совершенно иного порядка чем тот, который оживлял таким образом лепетную речь. Ребенок, дававший в звуках голоса выход общему чувству, должен теперь по настоянию взрослых обратить внимание на детальное устройство внешнего мира. Очевидно, что никакой природной необходимости для перехода от языка общего чувства к языку взрослой рациональности нет, и можно представить себе цивилизацию, где основным языком был бы такой же, как у ребенка, только окультуренный. Чтобы внушить взрослые рациональные навыки ребенку, мать в общении с ним инстинктивно пытается переводить свои сообщения по мере возможности на врожденный ребенку язык общего чувства. Как всегда, такой перевод наносит ущерб обоим языкам. Интонационные и ритмические рисунки остаточной лепетной речи периода овладения языком взрослых, всё еще поражая богатством мелодики, уже ни в какое сравнение не идут с тем, что можно было слышать в период от полугода до года его жизни. Лепетная речь в более позднюю эпоху (к ней теперь можно причислить и заученные без понимания слов песенки и стихи) становится менее богатой, более монотонной, бормочущей. Ребенок пытается перенести теперь навыки своей прежней природной речи на новую, культурную; он подобен актеру, для успеха выучивания читающему длинные реплики и монологи с выражением. Интонирование, окрашивание ребенком каждого взрослого слова особая огромная и мало исследованная тема. Говорить ровным голосом он научится очень не скоро.

Почему ребенок всё-таки сравнительно легко в конечном счете переключается со своего языка общего чувства на язык культуры? В опоре на что родители, старшие в общении с годовалым ребенком преодолевают языковой барьер? Почему взрослый язык, дискурс цивилизации оказывается способен почти без остатка вобрать в себя ранний язык чувства.

Дело по-видимому в том, что и зрелый язык культуры и ранний язык чувства имеют одинаковую основу, которая и позволяет младенцу с такой смелостью брать в свои руки инструмент взрослой речи в уверенности, что он сможет им пользоваться. Язык впитывается младенцем вовсе не в первую очередь как средство общения между ним и другими лицами, тем более что различение между своим телом и окружением у него далеко не так отчетливо как у нас; деловые черты нашего языка первоначально имеют для ребенка другое наполнение.

Приведем примеры легко наблюдаемого рода. Ребенок, весело играющий с матерью, в один из моментов этой игры становится на ее колени, приближает свое лицо к ее лицу, берет ее за щеки (жест, ранее обозначавший у ребенка в отношение к себе указание вот я) и говорит: «Это матушка». Ясно, что адресат этого высказывания не мать и его цель не в первую очередь общение с матерью, хотя конечно и общение с ней тоже. Адресат высказывания тем не менее есть. Попробуем его найти. Но сначала еще пример. Одиннадцатимесячный ребенок при виде собаки и кошки импульсивно, громко, с движением всем телом или по крайней мере головой вперед произносит ав, первоначально с поразительно точной имитацией лая собаки. К годичному возрасту интонация звукоподражания отпадает, голос становится тише и ровнее. В год и месяц ав произносится очень тихим, спокойным голосом при каждом случае появления собаки в момент ее появления, не имея черт сообщения взрослому об увиденном и производя впечатление невольного комментария, свидетельства о ситуации. Третий пример наугад. Уроненный из коляски в возрасте год и два месяца и больно ушибшись, ребенок неистово плачет две-три минуты, потом спокойно и чисто произносит бах и тут же перестает плакать.

Адресат подобных высказываний не столько взрослый собеседник, сколько некая сущность, которую можно было бы условно назвать держателем языка или авторитетом языка. Явное обращение поверх присутствующих к держателю языка наблюдается сравнительно редко. Обычно даже при воображаемом разговоре ребенка по телефону психологический облик адресата выступает более или менее отчетливо. Однако он никогда не выступает настолько очерченно, чтобы всё содержание разговора можно было объяснить только потребностями общения с этим и лишь с этим адресатом. В какой-то мере любая речь ребенка — да по сути и взрослого, только гораздо менее явно, — выходит из круга всех зримо присутствующих адресатов. Речь ребенка невозможно понять, если не рассматривать всякое вообще его высказывание как обращенное сначала к невидимому субъекту, держателю языка, и лишь через него — к реальному адресату в той мере, в какой этот последний постепенно кристаллизуется.

Ребенок свидетельствует перед авторитетом, к которому прежде всего обращена его речь, о том что происходит в мире. Пользуясь своей способностью, в которой он не сомневается, способностью давать имена происходящему, он обличает действительность, указывает ее черты, произведшие на него впечатление. Потребность в таком деловитом обличении для ребенка, похоже, так велика, что он пожертвует ради нее своими временными интересами. Общаясь с окружающими, ребенок не подчиняет свою речь интересам этого общения, да и всякое общение для него это тоже в первую очередь обличение действительности перед держателем языка, только такое, в которое вовлечены еще и собеседники. Интересно, что постоянная апелляция к невидимому и неизменному авторитету не только не мешает общению, но может быть впервые только и делает его возможным. Это опять же касается и взрослого мира.

Подведем итог. Человеческий ребенок и до того как научится говорить не молчит. Уже его лепет независимо от того, имеют ли смысл отдельные слоги или нет, полон другим, более общим и глубоким смыслом обращения, причем вовсе не обязательно к ближайшему взрослому; не случайно дети лепечут и совершенно одни в пустой комнате. Лепет, язык общего чувства, отличается от зрелого языка культуры, разума и планирующей воли почти во всем кроме одного, но самого главного: и тот и другой язык в первую очередь показание, свидетельство о мире, каким человек его ощущает и видит.

Поэтому уже самое раннее общение ребенка со своим окружением проходит не под знаком просьбы, а под знаком вопроса. Ребенок посвящает язык, этот инструмент выявления лица мира, в первую очередь не удовлетворению своих инстинктов и потребностей и даже не своему приобщению к миру взрослых, сколько обличению этого мира, как если бы у младенца заранее имелось представление о том, каким этот мир должен быть. Представления такого у него конечно нет, но зато у него есть очень ранний навык выкрикивания, выпевания, разглашения своей ситуации, именования своей вселенной. Ребенок своим первым криком и лепетом, так сказать, выносит сор из избы; ни у кого не прося на то разрешения, он по-своему высказывается о мире, сообщает невидимому третейскому судье о своем самочувствии со смелостью, много примеров которой может видеть каждый во всяком новом пришельце в наш мир.

Почему так радует эта дерзновенная распорядительность ребенка, заранее уверенного в своем праве на равных судить о мире и сообщать о своих суждениях? Способность, едва придя в мир и еще совсем не разобравшись в его деталях, уже говорить о нем — пусть непонятно, но так, что остается лишь наполнить смыслом или осмыслить заранее готовое высказывание, — ощущается нами как залог того, что ребенок несет с собой мир не только в смысле вселенной, но и в смысле потенциального принятия действительности, примирения. Даже если после этого общение подростка с близкими не удастся, примет характер борьбы, причиной здесь будет всё то же спасительное для культуры ощущение молодым существом своего неотчуждаемого права на сообщение о мире как он есть, на свидетельство о его истине.

1974

bibikhin.ru