Notice: Undefined variable: adsense1 in /var/www/www-root/data/www/kinderbooks.ru/index2.php on line 35
Стоит над горою алеша. «Стоит над горою Алеша»…

«Стоит над горою Алеша». Стоит над горою алеша


«Стоит над горою Алеша»… » Военное обозрение

Эта песня часто звучала в советские годы:

Белеет ли в поле пороша,Пороша, пороша,Белеет ли в поле порошаИль гулкие ливни шумят, Стоит над горою Алеша,Алеша, Алеша,Стоит над горою Алеша – Болгарии русский солдат.

60 лет назад, 5 ноября 1957 года в городе Пловдив, на холме Бунарджик (Холме Освободителей), состоялось торжественное открытие 11-метрового памятника советскому солдату.

Идея увековечения подвига армии-освободительницы обсуждалась в Болгарии с 1948 года. Причем, это была инициатива даже не властей, а болгарского народа. Народа, который встречал Красную армию цветами в сентябре 1944 года.

9 мая 1948 года был создан специальный общественный комитет, задачей которого стало создание памятника советским освободителям Болгарии. Тогда же был заложен первый камень будущего мемориала. Место на высоком холме было выбрано не случайно – так, чтобы монумент можно было видеть из любой точки города.

Через год после этого состоялся общеболгарский конкурс, на котором победу одержал проект под названием «Красный богатырь». После некоторых доработок и правок, именно ему суждено было стать тем самым памятником, воспетым в советской песне.

Над созданием мемориального комплекса трудились скульпторы Васил Радославов, Любомир Далчев, Тодор Босилков, Александр Ковачев, Георгий Коцев, Александр Занков, а также архитекторы Николай Марангозов, Петр Цветков, Борис Марков.

В 1954 году мемориал был фактически построен. Его открытие состоялось накануне 40-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Гигантский советский воин смотрит на болгарский город с 6-метрового постамента. На постаменте – два барельефа: «Советская армия бьет врага» и «Народ встречает освободителей». Подняться к фигуре солдата можно по лестнице, состоящей из ста ступеней.

Немало под страшною ношей,Под страшною ношей,Немало под страшною ношейЛегло безымянных парней.Но то, что вот этот – Алеша,Алеша, Алеша,Но то, что вот этот – Алеша,Известно Болгарии всей.

Действительно, «Алеша» стал воплощением образа всех тех Алексеев, Иванов, Павлов, Сергеев, Александров и других, многих и многих, кто погиб в бою с фашистами.

Однако, по счастью, тот человек, с которого ваяли «Алешу», пережил войну и прожил долгую, плодотворную жизнь. Это - рядовой сводной роты Третьего Украинского фронта Алексей Иванович Скурлатов. Он служил стрелком 10-го отдельного лыжного батальона 922 стрелкового полка. В одном из боев получил тяжелое ранение. Его даже приняли за мертвого, но чудом он выжил. После этого был переведен в связисты. Восстанавливал телефонную линию между Софией и Пловдивом. Там Скурлатов познакомился с Методи Витановым, который трудился на телефонной станции и был активным членом болгарского Сопротивления. Эти два бойца стали друзьями.

Именно Витанов передал скульпторам, которые трудились над созданием памятника, фотографию Скурлатова. Вдохновленные образом красивого парня, они увековечили его в камне. Причем, сам Алексей долгое время даже не догадывался об этом.

В 1962 году советский композитор Эдуард Колмановский посетил Болгарию. Побывал он и в Пловдиве, где, конечно же, увидел величественный памятник. У него возникла идея создать песню, посвященную бойцам, освобождавшим братскую страну от фашистов.

Известный поэт Константин Ваншенкин поддержал идею и написал стихи к песне. В 1967 году ее исполнил легендарный ансамбль Советской Армии имени Александрова – как раз у подножия памятника. На следующий год она прозвучала на IX Всемирном фестивале молодежи и студентов, который проходил в Софии. Вскоре песня была переведена на болгарский язык. Ее подхватили болгарские певцы – Маргрет Николова, Георги Кордов, Бисер Киров и даже Бедрос Киркоров.

К долинам, покоем объятым,Покоем объятым,К долинам, покоем объятымЕму не сойти с высоты.Цветов он не дарит девчатам,Девчатам, девчатам,Цветов он не дарит девчатам -Они ему дарят цветы.

Эта песня стала гимном Пловдива. Она звучала каждое утро, транслируемая радиостанцией города.

Когда Алексей Скурлатов, живший на Алтае, услышал песню «Алеша» по радио, он пошутил: «Может, это про меня? Я ведь там был». А ведь власти СССР искали человека, с которого была создана скульптура. Наконец, нашли и послали его фотографии Методи Витанову, который сразу же узнал друга.

…Наступили черные времена развала Социалистического лагеря и волны «бархатных революций». Герои-антифашисты были объявлены «советскими оккупантами». В 1989 году песня «Алеша» перестала быть гимном Пловдива, а сам памятник оказался под угрозой.

Трижды его пытались снести – в 1989, 1993 и 1996 годах. И трижды общественность города не позволила это сделать. Вокруг «Алеши» устраивали живые цепи, и девушки, как в песне, по-прежнему дарили ему цветы.

В 1996 году, после очередной попытки сноса, Верховный суд Болгарии принял решение, что эта скульптура, как памятник Второй Мировой войны, не может быть уничтожена. Однако это не означает, что опасность для монумента миновала. Его неоднократно оскверняли, наносили оскорбительные нацистские надписи.

Так, в марте 2017 года, когда вандалы поглумились над монументом, МИД РФ послал ноту протеста с требованием расследовать инцидент, но в июле чьи-то грязные ручонки вновь напакостили. К сожалению, подобное беспамятство имеет место не только в Болгарии...

3 ноября 2013 года Алексей Скурлатов скончался. Ему был 91 год… А памятник, который жители отстояли в нелегкой борьбе, по-прежнему возвышается над болгарским городом, в освобождении которого он участвовал. И на День Победы ему снова принесут цветы.

topwar.ru

"Стоит над горою Алеша"

Об Алексее Скурлатове знают даже те, кто его не знает, потому что он — тот самый Алёша, который, как поётся в популярной песне, «стоит над горою» в болгарском городе Пловдиве. Русский связист-богатырь стал прообразом знаменитого памятника, сам не подозревая об этом. Алексею Ивановичу 91 год. Но об этом ни за что не догадаешься: высокий, подтянутый, с прямой спиной и расправленными плечами. Бравый солдат! И балагур не хуже Урганта. «Алексей Иванович, — спрашиваю, — вы, наверное, физкультурой занимаетесь?» Притворяясь, что не расслышал, нарочито испуганно машет рукой: «Что ты, никакой дурой я не увлекаюсь!» — и хитренько улыбается, довольный, что всех рассмешил.

"Стоит над горою Алеша"

19-летнего Алёшу призвали на фронт в августе 41-го. Из выносливых и смелых сибиряков «повышенной крепости» формировали лыжные батальоны, в один из них, в артиллерийскую разведку, и попал рядовой Скурлатов. В тылу фрицев засекал огневые точки, передавал координаты своим, чтобы вели прицельный огонь.

Потом воевал под Калинином, Ржевом, Осташковом. Был тяжело ранен, месяц валялся в госпитале. К маме на Алтай полетела первая похоронка на сына, потом — вторая. У деревни Верёвкино Алексея накрыло взрывом. Засыпало землёй так, что только ноги и лицо были видны. Заживо погребённый, пролежал сутки. Проходившие мимо санитары уже было решили, что он мёртв, но девчонка-санитарочка заметила, что глаз у «убитого» дёргается. Вытащили из-под завала израненного, контуженного. Оглохший и немой, он писал на родину: «Мама, я живой!» Чтобы занять руки, привыкшие к делу, отладил в соседнем с госпиталем здании брошенного цеха столярный станок, мастерил вёдра, ложки, котелки… Постепенно вернулся слух. Первое слово, которое Алексей произнёс после трёхмесячного молчания, было «война».

Вообще война его «покусала» будь здоров. — Смотри, — показывает Алексей Иванович белёсые шрамы вдоль ладони, — осколок прошёл по всей руке, по боку, ноге и вышел возле ступни. Всю сторону левую мне разворотил. Один из осколков до сих пор внутри. Вынимать врачи побоялись — опасно, слишком близко спинной мозг. Рана время от времени даёт о себе знать тягучей болью, воспаляется, и тогда дочь, Неля Алексеевна, вскрывает её и обрабатывает.

Из-за последнего ранения Алексею Ивановичу пришлось расстаться с разведкой и стать связистом. Когда советские войска осенью 1944 года вошли в Болгарию, он прокладывал связь от Софии до Пловдива. Здесь уже не было масштабных боёв, поэтому по вечерам молодые советские солдаты встречались со своими сверстниками-болгарами, общались, танцевали, пили виноградное вино. Восторг окружающих вызывала картина, когда богатырь-сибиряк усаживал на плечи двух болгар и танцевал. Особенно крепко Алексей сдружился с Методи Витановым, участником болгарского Сопротивления, работавшим на почтамте в Пловдиве. Именно Методи, восхищённый статью своего друга, передал его фото местному скульптору Василу Родославову, а потом узнал в возводимом на холме Бунарджик («Холм Освободителей») памятнике советскому солдату своего русского «братушку» и написал мелом на гранитном камне постамента «Альоша».

Сам «прообраз» о своей «монументальности» и не подозревал. Вернулся после войны на Алтай, женился, работал в МТС трактористом, комбайнёром, экспедитором. Работал Скурлатов так же, как и воевал, — с полной самоотдачей. Дома практически не жил: с ранней весны до поздней осени — в вагончиках на полевых станах. Вот почему песню «Алёша» услышал по радио много лет спустя после окончания войны. Удивился и сказал родным в шутку: «Может, это про меня? Я ведь там был…» Он даже предположить не мог, что через посольства и военкоматы, журналы и радио по всей огромной стране искали прототип того самого Алёши, «в Болгарии русского солдата». «Не мой ли это Алёша?» — писали матери и вдовы со всей России. Ошибиться было нельзя, поэтому, когда наверху наконец узнали про Алексея Скурлатова, живущего на Алтае, его досье чуть ли не под микроскопом изучали и в крае, и в Москве, и в Софии. Сомнений не осталось — он! Подтвердил это и Методи Витанов, посмотрев на фотографии Алексея Ивановича. Сразу же написал другу, который стал почётным гражданином Пловдива: «Братушка Алёша, я тебя нашёл!»

"Стоит над горою Алеша"

Гостей в доме Скурлатовых любят и привечают. Независимо от того, кто это — первые лица государства, известные артисты или школьники из глубинки. — Перед праздником Победы многие просят о встрече, — говорит дочь, Неля Алексеевна. — Не хочется никого обижать, но всё же придётся отказывать — очень отец слаб, болеет без конца. А ведь ещё несколько лет назад, когда по осени картошку копали, по мешку на каждое плечо забрасывал. Однажды на спор телегу с мужиком-возницей поднял… Теперь же среди ночи частенько стонет от болей в своей комнате, охает… Но лечиться не любит. Однажды так и сказал при высоком краевом начальстве, уговаривавшем обследоваться у местных медицинских светил: «В больницу не лягу. Там в ж… уколы делают».

Дочь — его уши и память, сиделка и секретарь, а ещё хранительница архива. Архив Скурлатова сложен в нескольких чемоданах. Перебираем фотографии, письма, документы, свидетельства о его рацпредложениях, поздравительные открытки «Алёше» со всего мира… Среди всего прочего — пластинка с песней «Алёша» на болгарском языке. — Алексей Иванович поёт? — Он вообще не поёт. Только один раз «спел» эту песню — стихи проговорил в такт музыке. Согласно сибирскому гостеприимству нас потчуют наваристыми щами и горячей картошечкой с ароматным поджаренным лучком.

Пока всё это уписываем, Алексей Иванович разминает беззубым ртом тоненькую дольку яблока. — Вот, — смеётся, — пошёл к стоматологу, говорю: «Зубы мне вставь». А он не захотел: «Зубастым ты кусаться будешь». Прощаемся. Целую в щёку. «Ну вот ты меня укусила, — шутливо всплёскивает руками. — А я из-за стоматолога и ответить ничем не могу!»

В тапочках и распахнутой куртке выходит проводить на крыльцо. Узнав, что по дороге сюда наша машина забуксовала в весенней грязи неподалёку от их дома, молодецки поводит плечом: не боись, если что — вытолкаем! Никто не сомневается. Ведь наши русские солдаты (Алёши и Иваны, Коли и Миши, Степаны и Саши) вытолкали из трясины пострашнее — фашистской — миллионы людей. Кстати. Памятник нашему Алёше в Пловдиве нежно любят.

Когда местные политики попытались снести монумент «как наследие коммунистов», горожане установили на горе Бунарджик круглосуточные дежурства, а женщины из красных и белых нитей сплели «русскому солдату» на шею гигантскую мартиницу — символ здоровья и долголетия. Местная пенсионерка Аня Минчева даже пыталась… усыновить каменного Алёшу. Хотела завещать ему квартиру, чтобы на вырученные за неё деньги можно было содержать монумент.

автор: Анна Ненашева

источник: www.nationaljournal.ru

aeslib.ru

Стоит над горою Алеша | МЕЛОДИЯ ДУШИ

Случайно такие песни, как песня "Алеша", не появляются, за каждой такой песней своя интересная история и судьбы настоящих людей.

Но, каждая история с чего-то начинается, как же началась история нашего Алёши?

Нашим советским солдатам посвящается...

Стоит над горою Алеша

Памятник советскому солдату, высится в Болгарии на горе Бунарджик, близ города Пловдива. Взгляд воина обращен на восток, в руке у него ППШ. Из любой точки города Пловдива виден этот монумент.

Поставить памятник в честь советских воинов решено было жителями Пловдива ещё в далёком 1948 году, помнили с благодарностью жители советских солдат освобождавших Болгарию от немецкой оккупации.

Собрав средства и выбрав проект руководителем которого был Васила Радослава, в 1950 году приступили к установке макета памятника, тогда пришлось несколько изменить утвержденный макет, поскольку некоторые элементы задуманные в проекте сливались с небом и выразительность памятника терялась, поэтому решено было оставить только собственно самого воина без дополнительных элементов.

Скульпторы сооружали железобетонный монумент высотой 11,5 метров, который установлен на большой смотровой площадке, подняться на которую можно по лестнице в 100 ступеней. Сама скульптура воина установлена на постамент высотой 6 метров, а постамент украшают барельефы отображающие, как советская армия бьёт врага и как болгарский народ встречает советскую армию.

В 1954 году памятник был установлен, в 1957 году состоялось его официальное открытие.

Почему Алёша?

Памятник, установленный в Пловдиве, сооружен в память о советских солдатах освободителях. Нигде на памятнике вы не найдёте надписи «Алёша», но именно так называют этот монумент в народе, именно Алёшей называют этого воина и в песне, вспомните строчку «Стоит над горою Алеша». Так почему же Алёша?

А вот  здесь начинается история о судьбе человека…

Судьба человека

Жил на свете Алексей Иванович Скурлатов, родился он на Алтае в селе Налобиха Косихинского района. День его рождения примерно 30 марта 1922 года. Примерно, потому что его мама могла точно сказать лишь в каком месяце он родился, а в сельсовете и записи о рождении нет. Немного позже родителям потребовалось указать точную дату рождения и поскольку мать не могла восстановить точную дату, то отправили к врачам и установили, что судя по зубам малыша, родился он примерно 9 августа 1922 года. Так у героя нашего повествования Алёши в первый же год жизни было уже два дня рождения.

Война

В сентябре 1941 года Алексей отправился добровольцем на фронт. В составе сибирского лыжного батальона воевал он сначала. вспоминая потом в мирное время о сибиряках встававших впервые на лыжи, о лыжных переходах в 90 км и боевые атаки без передышек от лыжного броска.

В 1941 году он участвовал и в бою у деревни Крюково, об этом бое тоже сложена фронтовая песня, но мы расскажем вам об этом позже.

За время войны два раза получали родные похоронки на Алексея, но следом приходили его письма, подтверждавшие, что он живой.

Алексей Иванович бился под Калининым, Ржевом, Вышним Волочком, на Курской дуге, в Украине, Молдове, Болгарии.

Именно в Болгарии начинается история Алёши, как прототипа памятника на горе Бунарджик.

В сентябре 1944 года Скуратов участвовал в операции по освобождению Болгарии. В то время из-за тяжелого ранения его перевели в связисты и он занимался прокладкой связи от Пловдива до Софии и Чёрного моря. Так Алексей подружился с болгарским связистом Методи Витановым, почему так важно упомянуть об этой дружбе мы расскажем чуть ниже.

Орден Красной звезды

За время войны Скурлатов был дважды награжден орденом Красной звезды. Второй орден Красной звезды за мужество Алексею Ивановичу был присужден в августе 1944 года и он его получил, а о первом ордене он и сам не знал до 2012 года.

Первый орден как оказалось, был присужден в январе 1944 года.

Просматривая архивы приказов о наградах, энтузиасты обнаружили, что Скуратову по документам должно быть вручено два ордена Красной звезды, но сам ветеран и его близкие ничего об этом не знали. Не было таких сведений и в родном военкомате, но по архивам удалось установить истину, и в том же 2012 году награда нашла своего героя спустя столько лет.

Купите наши авторские песни, минусы, ноты в разделе Магазин.

И снова о памятнике

Какаю же роль в судьбе памятника и Алексея Ивановича сыграла дружба с болгарским связистом, о котором мы упоминали выше?

Если посмотреть на фотокарточку молодого Алексея Скурлатова, то очевидно, что он очень похож с железобетонным воином, стоящим у Пловдива. Откуда же такое сходство? Одна из версий, гласит, что именно Методи Витанов болгарский связист передал скульпторам фотокарточку своего русского друга Алёши. Однако, существует и версия, что сами скульпторы хорошо помнили именно этого русского солдата отличавшегося недюжинной силой.

Методи Витанова также «подозревают» в том, что именно он сделал однажды на памятнике мелом надпись «Альоша». Надпись давно смылась, но в народе подхватили это имя и с тех пор называли памятник Алёшей.

Песня Алёша

Композитор Эдуард Колмановский был в 1962 году Болгарии, побывал он и у памятника Алёши. Услышав историю возникновения памятника музыкант, вернувшись, домой поделился услышанным с поэтом Константином Ваншенкиным. Впечатленный поэт быстро написал стихи. Музыка к стихам родилась не сразу, но уже в 1966 году песню опубликовали в журнале «Старшина-сержант», а в 1967 году ансамбль Советской армии впервые исполнил «Алёшу».

В Пловдиве песня Алёша стала гимном, что изменилось лишь в 1989 году. Но до того года она звучала первой на радио с утра, каждый школьник знал её слова наизусть.

Создатели песни считали Алёшу погибшим воином, да и сам друг Алексея Методи думал, что Скурлатова нет уже в живых потому что не получал от друга писем. Но появилась песня и заметки с историей создания памятника появлялись в газетах, нашлись люди, которые разыскали Скурлатова, это помогло в 1982 году встретиться давним друзьям. Алёша приехал в Болгарию вновь и смог увидеть памятник и своих старых друзей.

В Пловдиве Скурлатову присвоено звание «почётного гражданина города».

Кому мешает памятник?

В 1989, в 1993 и в 1996 годах администрацией Пловдива совершались попытки снести памятник как символ «советской оккупации»…

Но жители города защищали Алёшу, они дежурили у подножия, ткали защитные пояса и даже пытались усыновить каменного Алёшу, лишь бы только сохранить дорогой для них символ.

Так памятник, обретя своих защитников, стоит по сей день.

В 2007 году к 50-летию открытия монумента в Пловдиве была выпущена юбилейная почтовая марка и почтовая карточка с изображением памятника.

Алексей Иванович Скурлатовstoit-nad-goroyu-alesha -

Скромный, добрый, работящий человек – таким помнят его в Алтайском крае. Судьба сделала ему подарок – он при жизни был в почёте, стал прототипом памятника, две фронтовые песни поют о его судьбе, потерянная награда нашла его, да что там говорить, сама смерть долго обходила его стороной, и каждый раз ему удавалось выжить.

Но, увы, человек не вечен и в ночь на 4 ноября 2013 года Алексея Ивановича не стало. Ему было 92 года.

Во истину крепким человеком был Алёша, сродни своему железобетонному собрату стоящему в Болгарии. Алексей Иванович прошёл войну, получив тяжелейшие раны и контузии, вернулся на свою малую родину в 1947 году и проработал более 20 лет в сельском хозяйстве, отличался крепкой рукой и удивительной силою, при этом до конца своей жизни носил осколок за сердцем.

Добавим, что в Алтайском крае Алексей Иванович награждён самой высшей наградой региона «За заслуги перед краем» первой степени. Такой награды удостоены ещё только два человека - знаменитый оружейник Калашников и учёный-ракетчик Сакович.

Стоит над горою Алеша…

Прочитайте наши другие статьи о фронтовых песнях "Катюша" и  "На безымянной высоте"

melodiyadushi.ru