Стихи маршака для детей про осень: Стихи об осени Самуила Маршака

Живые стихи Маршака — РИА Новости, 18.09.2013

https://ria.ru/20121103/776991231.html

Живые стихи Маршака

Живые стихи Маршака — РИА Новости, 18.09.2013

Живые стихи Маршака

Стихи для детей тоже могут быть бессмертными. «Рассеянный с улицы Бассейной», «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке» и еще 200 произведений Самуила Маршака РИА Новости, 03.11.2012

2012-11-03T11:00

2012-11-03T11:00

2013-09-18T21:03

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/776991231.jpg?7771113581379523785

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2012

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Стихи для детей тоже могут быть бессмертными. «Рассеянный с улицы Бассейной», «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке» и еще 200 произведений Самуила Маршака лучшее тому доказательство. А ведь Маршак был еще и редактором, автором серьезных «взрослых» стихотворений, критиком и блестящим переводчиком, писавшим о себе: «Я переводил не по Заказу, а по любви — так же, как писал собственные лирические стихи». В день 125-летия со дня рождения Маршака РИА Новости предлагает почитать и послушать произведения автора в его исполнении.

О чем твои стихи? — Не знаю брат.
Ты их прочти, коли придет охота.
Стихи живые — сами говорят,
И не о чем-то говорят, а что-то.

Из стихотворения «Багаж»

Дама сдавала в багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Выдали даме на станции
Четыре зелёных квитанции
О том, что получен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Вещи везут на перрон.
Кидают в открытый вагон.
Готово. Уложен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Но только раздался звонок,
Удрал из вагона щенок.
Хватились на станции Дно:
Потеряно место одно.
В испуге считают багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка. ..
— Товарищи!
Где собачонка?

<…>

На стихах Маршака выросло не одно поколение советских, да и российских детей. В свое время поэт получал письма со всех концов страны пачками. Дети спрашивали, как поживает Рассеянный с улицы Бассейной, интересовались, сколько лет его создателю: 

«Милый дедушка! Сколько тебе лет? Есть уже сто? Ведь еще моя бабушка читала твои стихи, когда была маленькой, и моя мама, и папа тоже…».

… и рассказывали о своих увлечениях и успехах, чаще всего получая на письма ответы. Иногда не по-детски прямолинейные:

«Дорогая Таня,

Я очень рад, что ты увлекаешься математикой, физикой, русской литературой и другими предметами да еще изучаешь английский язык.

Все это очень хорошо, но скажу тебе по секрету, что стихи ты пока пишешь плохо. Правда, тебе не так уж много лет. Но, читая Пушкина, Льва Толстого, Чехова, Горького, ты могла бы уже настолько развить свой вкус, чтоб отличать хорошие стихи от плохих».

Пожелания друзьям

Желаю вам цвести, расти,
Копить, крепить здоровье.
Оно для дальнего пути —
Главнейшее условье.

Пусть каждый день и каждый час
Вам новое добудет.
Пусть добрым будет ум у вас,
А сердце умным будет.

Вам от души желаю я,
Друзья, всего хорошего.
А все хорошее, друзья,
Дается нам недешево!

***

Сам Маршак, кстати, стал сочинять стихи в четыре года, «до того, как научился писать», по легенде, благодаря бабушке, которая любила говорить в рифму. Родители Маршака были из среды рабочих — мать — домохозяйкой, отец — мастером на мыловаренном заводе и химиком-самоучкой. Детство Маршака прошло на окраинах Воронежа и Острогожска «в бесконечных и нелегких переездах», пока семья без старших сыновей-гимназистов, наконец, не обосновалась в Петербурге. Благодаря знакомству с художественным критиком Стасовым, в чьи руки однажды попала поэтическая тетрадь начинающего поэта, в столицу в начале 1900-х переехал и Самуил Маршак. Петербургу посвящено одно их его лирических стихотворений 40-х:

Всё то, чего коснется человек,
Приобретает нечто человечье.
Вот этот дом, нам прослуживший век,
Почти умеет пользоваться речью.

Мосты и переулки говорят,
Беседуют между собой балконы,
И, у платформы выстроившись в ряд,
Так много сердцу говорят вагоны.

Давно стихами говорит Нева.
Страницей Гоголя ложится Невский.
Весь Летний сад — Онегина глава.
О Блоке вспоминают Острова,
А по Разъезжей бродит Достоевский.

Сегодня старый маленький вокзал,
Откуда путь идет к финляндским скалам,
Мне в сотый раз подробно рассказал
О том, кто речь держал перед вокзалом.

По-прежнему живет петровский век
В углу между Фонтанкой и Невою…
Всё то, чего коснется человек,
Озарено его душой живою.

***

С 1904 по 1906 год, еще до того, как Маршак опубликовал свой первый сборник «Сиониды», будущий поэт жил в Ялте у Максима Горького — в городе, где еще была жива память о Чехове, в доме, который был «как бы наэлектризован надвигавшейся революцией»:

Вот набережной полукруг
И городок многоэтажный,
Глядящий весело на юг,
И гул морской, и ветер влажный.

И винограда желтизна
На горном склоне каменистом —
Все, как в былые времена,
Когда я был здесь гимназистом,

Когда сюда я приезжал
В конце своих каникул летних
И в белой Ялте замечал
Одних четырнадцатилетних.

Здесь на верандах легких дач
Сидел народ больной и тихий.
А по дорогам мчались вскачь
Проводники и щеголихи.

Я видел Ялту в том году,
Когда ее покинул Чехов.
Осиротевший дом в саду
Я увидал, сюда приехав.

Белеет стройный этот дом
Над южной улицею узкой,
Но кажется, что воздух в нем
Не здешний — северный и русский.

И кажется, что, не дыша,
Прошло здесь пять десятилетий,
Не сдвинув и карандаша
В его рабочем кабинете.

Он умер, и его уход
Был прошлого последней датой…
Пришел на смену новый год —
Столетья нынешнего пятый.

И тихий ялтинский курорт
Забушевал, как вся Россия.
И Ялтой оказался порт,
Суда морские, мастерские.

***

Есть у Маршака и огромное количество сатирических стихотворений и эпиграмм, например такое, тоже, в своем роде, о Чехове:

О братьях-писателях

Писательский вес по машинам
Они измеряли в беседе:
Гений — на «ЗИМе» длинном,
Просто талант — на «Победе».

А кто не успел достичь
В искусстве особых успехов,
Покупает машину «Москвич»
Или ходит пешком. Как Чехов.

О моде

Ты старомоден. Вот расплата
За то, что в моде был когда-то.

Первые детские книги поэта — «Дом, который построил Джек», «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке» — вышли в 1923-м году. Тогда же писатель организовал детский журнал «Воробей», позже ставший «Новым Робинзоном», и привлек к работе Житкова, Бианки, Шварца, Заболоцкого, Гайдара и других талантливых писателей, которые были способны вдохнуть в детскую литературу новую жизнь, тогда же он возглавил редакцию Детгиза. У Маршака был настоящий талант видеть и помогать другим талантам. В биографической книге «С.Я. Маршак. Жизнь и творчество» Борис Галанов вспоминал: «Иногда поздним вечером в квартире далеко не самого знаменитого автора раздавался телефонный звонок, Самуил Яковлевич своим характерным голосом говорил: «Голубчик, приезжайте, а?.. Сейчас, да, сию минуту. Не мог раньше. А мне же интересно. Везите все, как есть, почитаем. Скорее, дорогой мой, жду…».

Борису Ефимовичу Галанову

Милый критик, дружбы ради,
Вы примите новый том
В пышном, праздничном наряде,
В переплете золотом.

Этим прочным, толстым томом
Вы могли бы в поздний час
Размозжить башку знакомым,
Засидевшимся у Вас.

Верьте, том тяжеловесный
Их убьет наверняка,
Но убитым будет лестно
Пасть от лиры Маршака!

Из «Сказки о глупом мышонке»

Пела ночью мышка в норке:
— Спи, мышонок, замолчи!
Дам тебе я хлебной корки
И огарочек свечи.

Отвечает ей мышонок:
— Голосок твой слишком тонок.
Лучше, мама, не пищи,
Ты мне няньку поищи!

Побежала мышка-мать,
Стала утку в няньки звать:
— Приходи к нам, тетя утка,
Hашу детку покачать.

Стала петь мышонку утка:
— Га-га-га, усни, малютка!
После дождика в саду
Червяка тебе найду.

Глупый маленький мышонок
Отвечает ей спросонок:
— Hет, твой голос нехорош.
Слишком громко ты поешь!

Побежала мышка-мать,
Стала жабу в няньки звать:
— Приходи к нам, тетя жаба,
Hашу детку покачать.

Стала жаба важно квакать:
— Ква-ква-ква, не надо плакать!
Спи, мышонок, до утра,
Дам тебе я комара.

<…>

Мальчики и девочки

Из чего только сделаны мальчики?
Из чего только сделаны мальчики?
Из колючек, ракушек,
И зеленых лягушек,
Вот из этого сделаны мальчики.

Из чего только сделаны девочки?
Из чего только сделаны девочки?
Из конфет, и пирожных,
И сластей всевозможных,
Вот из этого сделаны девочки.

Политическая обстановка в стране, правда, не способствовала полету фантазии. По воспоминаниям Маршака, на детскую редакцию вскоре «ополчились соединенные силы наиболее непримиримых рапповцев и догматиков от педологии», так что Горькому пришлось написать две статьи с «гневной отповедью всем гонителям фантазии и юмора в детской книге».

«Помню, как после одного из совещаний о детской литературе Горький спросил меня своим мягким, приглушенным баском:

— Ну, что, позволили, наконец, разговаривать чернильнице со свечкой?

И добавил, покашливая, совершенно серьезно:

— Сошлитесь на меня. Я сам слышал, как они разговаривали. Ей-богу!».

В 1937-м, тем не менее, редакцию разогнали, Введенский, Олейников, Заболоцкий, Габбе, позже Хармс были респрессированы, остальные уволены, в 1938-м Маршак переехал в Москву. Писатель и сам в свое время буквально ходил по лезвию ножа, в пору «борьбы с космополитизмом» его спасла смерть Сталина в 1953-м году: известно, что его имя не раз упоминалось в материалах уничтоженного Еврейского антифашистского комитета.

Когда началась война, Маршак активно работал в жанре сатиры, сотрудничая с «Правдой», военными изданиями, «Кукрыниксами» (в том числе и потому, что отказаться означало поставить свою фигуру под сомнение), писал острые антифашистские эпиграммы, а еще много помогал созданным в Литве интернатам и детскому саду для еврейских детей-сирот.

Из стихотворения «Почта военная»

Кто стучится в дверь ко мне
С толстой сумкой на ремне?
С цифрой 5 на медной бляшке,
В старой форменной фуражке?
Это — он,
Это — он,
Ленинградский почтальон!

С ним я встретился по-братски,
И узнал я с первых слов,
Что земляк мой ленинградский,
В общем, весел и здоров.

Уцелел со всем семейством.
Горе нынче позади.
И медаль с Адмиралтейством
На его блестит груди.

Он — защитник Ленинграда,
И не раз на мостовой
Он слыхал полет снаряда
У себя над головой.

Но походкою спокойной,
Как и двадцать лет назад,
Он обходит город стройный,
Город славы — Ленинград.

<…>

Не меньше, чем детские стихи, известны переводы Маршака. Ими он стал заниматься во время своей поездки в молодости в Лондонский университет, где изучал филологию, а его жена, Софья Михайловна, — точные науки. Начинал Маршак с шотландских и английских народных баллад, а позже перевел все 154 сонета Шекспира, произведения Роберта Бёрнса, Уильяма Блейка, Уильяма Вордсворта, Джона Китса, Редьярда Киплинга, Алана Александра Милна, а также украинских, белорусских, литовских, армянских поэтов и даже стихотворения Мао Цзэдуна… В 1967-м году «Огонек» издал 18 стихотворений «Великого кормчего», два из которых перевел Маршак.

Хуаньсиша (Мао Цзэдун)

Был сумрак ночной над моею страной.
В нём дьяволов рой забавлялся игрой.
Был нем и разрознен народ мой родной.
Но вот петухи возвестили рассвет,
И вот уже свет озарил нас дневной,
И житель прибрежный, степной и лесной
Явились на праздник семьёю одной.
Где ж лучший источник для песен, поэт!

Роберт Бернс. О черепе тупицы

Господь во всем, конечно, прав.
Но кажется непостижимым,
Зачем он создал прочный шкаф
С таким убогим содержимым!

Из «Сонетов Шекспира»

Когда в раздоре с миром и судьбой,
Припомнив годы, полные невзгод,
Тревожу я бесплодною мольбой
Глухой и равнодушный небосвод

И, жалуясь на горестный удел,
Готов меняться жребием своим
С тем, кто в искусстве больше преуспел,
Богат надеждой и людьми любим, —

Тогда, внезапно вспомнив о тебе,
Я малодушье жалкое кляну,
И жаворонком, вопреки судьбе,
Моя душа несется в вышину.

С твоей любовью, с памятью о ней
Всех королей на свете я сильней.

 

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Аудиоматериалы предоставлены ФГУП «Фирма «Мелодия»

Цветная осень — вечер года

Лучшие стихи классиков
Детские стихи, стихи о любви

Регистрация
Войти